Сухарева башня в Москве была построена родом Брюсов (Явь). Но когда большевики варварски снесли древнюю башню, жители Китежа запечатали и врата навечно. Последний хранитель врат храбро сражался, но был убит красными. Так рассказывают на уроках истории. В секторе Явь замечена подозрительная активность у старых врат. Род Брюсов с тех пор присматривал за своими вратами чисто формально. Чары, что держат врата, очень мощны, их накладывали все князья разом. Но вот, странная активность, что-то рвется в город из Белокаменной. На место вызван Навий корпус, это их юрисдикция. Но дело чересчур необычно. Это сектор Яви, и отбиться от ребят из Явьей рати непросто. В государстве кризис, и Правь не доверяет темным больше обычного, стремясь проконтролировать действия конкурентов на место является и дружина Правь. И тут то ворота и начинают рябить и активность зашкаливает. Все обвиняют друг друга и, кажется, идея прийти к запечатанным вратам в таком количестве была так себе.

КотПелагеяМирославаСоня

Авторский мир, все права защищены.
Все совпадения с реальными историческими событиями не случайны
Система игры - эпизодическая
Время в игре - декабрь 2016
(4791 по местному исчислению)
Дата открытия форума - 07.01.2017

Сегодня всё должно было решиться. Сегодня последний день моей жизни –именно сегодня я должен умереть. На протяжении всего времени, я шептал себе «Это всего лишь реабилитация, ничего больше», я так надеялся, что пройдут две недели, и я окажусь на свободе . Но уже прошло два месяца, а вид за моим окном все такой же, на моих окнах все те же решетки.Читать дальше
гостевая книгасюжетправилазанятые внешностиперсонажиакцииЧаВо

Китеж(град): Подводный город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Every bullet has its billet

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s9.uploads.ru/QaLz1.gif

Every bullet has its billet
Злата Вяземская, Мирон Юдин

декабрь 2016, 23:01; окрестности больницы им. Всеслава Полоцкого.

Если иногда смотреть по сторонам, можно натолкнуться на что-то интересное...ну или кого-то. А если этот кто-то будет не в настроении, то можно подхватить какое-нибудь проклятье. Постскриптум, особенно если связаться с Навью.

+3

2

Когда-то давно, когда деревья были молодыми, а Злата совсем юная, она усвоила одно правило – эмоции надо куда-то девать, иначе разорвет. Причем, разорвет сначала Злату, а потом случайную жертву. Человек по натуре совсем не злой, девушка в порыве злости или обиды, которые приходилось держать в себе, могла и сказать совсем не то, и подумать совсем лишнее, и посмотреть совсем не так. А потом приходилось устранять нежелательный эффект, благо, за тридцать с копейками лет жизни лишь один человек фактически поплатился жизнью за выплеск, да и то, там просто звезды сошлись именно так. Сегодня же Вяземской хотелось бить посуду, причем о голову Горина, хотя с начальством там не обращаются. Старший лекарь отделения был обязан беспрекословно подчиняться главному врачу отделения, а то, что на сопротивление этому правилу были свои причины – ну… иногда бывает. Злата отчетливо ощущала, что замотанный жизнью и работой Горин ошибается, но именно эти жизнь и работа мешали ему трезво оценить ситуацию, а Вяземская все больше заводилась, уже готовая любыми методами отвести неудачу от порога кабинета начальства. Ей самой от этого тоже было бы очень не хорошо.
Не то чтобы Злата собиралась строить карьеру и особо переживала о каких-то неурядицах послужного списка, но чем меньше ошибок, тем лучше настроение. Разбираться с последствиями просто не хотелось, но достучаться до главного врача отделения упорно не получалось. Тот, в силу своего странного отношения к подчиненной, хоть и признавал таланты оной, а слушать не желал. Видимо, опять вожжа под хвост попала. К подобным вещам за время сотрудничества Злата привыкла, поэтому и свалила на пробежку по окрестностям больницы, чтобы сначала перестать хотеть все разнести, а потом уже идти домой.

Время было позднее. И какое-то неудобное. Смены в отделения приходились на семь часов, каждые двенадцать часов или сутки. Это означало, что старший лекарь Вяземская должна была уже давно быть дома, кутаясь в теплый плед, с чашкой чая, поближе к Неждану и его интересным историям из путешествий. Но вместо этого она только сейчас выскакивала на улицу, чтобы сбросить накал страстей, не тащить домой хвост из негатива, не портить вечер. Ей было отчаянно жаль, что она упускала эти несколько часов, ей всегда было жаль делить время, обычно отданное Неждану, на кого-то другого, но все-таки целительство с состраданием и обязанностями проело мозг. Ну это, чтобы не говорили, что Вяземская не социально ответственная. И социально. И профессионально.

Мерный ритм бега действовал успокаивающе. Через несколько минут и мысли стали стройнее, и декабрський холод перестал донимать попытками залезть под кофту, укусить нос и щеки. Злата ровно дышала, синхронизируясь с собственным телом, постепенно начиная настраивать на размышления и попытки проанализировать рабочие моменты, чтобы понять, как поступить лучше. По крайней мере, желание бить посуду уже прошло, и на том спасибо, хотя выхода из загадочной ситуации она не видела.
Из сладостного отвлечения Злату вырвало не что иное, как какой-то сверток, на который молодая женщина чуть не наступила. Отскочив, она удержала равновесие, но выругалась сквозь сжатые губы. Кто-то что-то теряет, а ты тут травмы получай. Злата присела над свертком в попытке рассмотреть, что это такое. Она вообще старалась не трогать руками то, чего не знает, но перчатки, обтягивающие тонкие пальцы, были защищены от любых проклятий, так что первый удар примут на себя, не нанеся урона хозяйке. Сверток был увесистым, но тем не менее, не больше килограмма. Злата принюхалась – ничем не пахло. Покрутила по сторонам, пытаясь в тусклом свете фонаря определить, что за вещь – бесполезно. дальше был выбор, сделать вид, что ничего не видела, или быть сознательной гражданкой и оттащить в угро, а там пусть Правь сама разбирается с этими странностями. Оба варианта не особо импонировали Злате. В первом случае мог кто-нибудь другой пострадать, во втором – еще пара часов отделит ее от такого желанного дома.
Ладно, закончу круг, вернусь в больницу, соберусь домой, а там… ну может Горин чего посоветует.
Совета можно спросить и отца, да вот только тащить нечто подобное домой здравым не позволял.

Злата снова побежала, держа под мышкой сверток, но теперь уже не удавалось настроиться на ритм бега, и думать спокойно не удавалось. А внимание было рассеянным, мысли скакали туда-сюда, сознание пыталось за ним угнаться. Плохое сочетание для ночной прогулки, но кто ж знал, что за очередным поворотом будет поджидать сюрприз, на который Злата налетела со всей дури, роняя от неожиданности сверток прямо на ногу этому самому сюрпризу.
- Ой блин… - вырвалось в первый момент у Вяземской.

Отредактировано Злата Вяземская (2017-02-10 15:22:02)

+3

3

Каждый в своё время находит для себя что-то, что помогает ему продолжать жить дальше. Алкоголь, музыка, книги и ещё множество разных вещей (ходят слухи, что есть и совсем отчаянные, кто ищет утешения у других людей).
Для Мирона в последний год пробежка стала тем, что помогало выбраться даже из самой глубокой ямы. Бег заглушал надоедливые голоса в голове, вернее один голос, его собственный. За сим всё, в остальном, Мирона можно было назвать раздолбаем, алкоголиком, даже иногда наркоманом и вообще личностью не часто волнующейся за своё здоровье. Он не старался решить свою проблему с апатией, которая в последнее время всё чаще донимала его; и даже если у него было явно выбито плечо или растянуты связки, парень не торопился отправиться на обследование. Сразу и не разберёшь, было ли тому причиной чрезвычайное безразличие к самому себе или некое опасение, направленное в сторону лекарей. В любом случае, больницы он не любил.
Касаемо этих его вылазок, честно признаться, Мирон и не помнил, когда заимел привычку, бегая разглядывать окружающих. Наверное, когда ты совершаешь подобное механическое действо, мозг, подстраиваясь, начинает делать что-то на автомате; кому-то было удобнее слушать музыку, кто-то трепетно повторял стихи в такт шагам. А Юдин любил смотреть по сторонам; заглядывать в булочную, где только что пришедший на работу пекарь замешивает тесто и готовит для него формы. Или на то, как сидящая на скамье пожилая пара, улыбается глядя друг другу в глаза; ему становится на миг интересно придумать историю для них; и он придумывает, каким было их счастье, сколько оно ещё продлиться... Пока не натыкается на более любопытный объект. Это может быть всё что угодно, собака, лающая на белку, забравшуюся на дерево; кошка, спящая на колбасной витрине; маленький мальчик ищущий мелочь в кармане, стоя перед коробкой с пожертвованиями.
Сегодня Мирон был свободен от повседневных дел, впервые за две недели, потому просыпался с неохотой и вышел на пробежку достаточно поздно. Но что-то было в этих вечерних, плавно перетекающих в ночь, прогулках...за это "что-то" он их и любил. Наблюдать за засыпающим городом, вопреки расхожему мнению, было порою интереснее, чем за суетливым потоком людей. В моменты усталости, люди куда честнее с тобой, даже если удостаивают тебя лишь кратким взглядом; ведь в этот момент скрывать своё нутро становиться сложнее.
Парень как раз наблюдал за матерью, тянущей дочь за руку, когда налетел на молодую женщину, с силой ударившись головой, он буквально физически ощутил на коже искры, посыпавшиеся из глаз. В ответ незнакомка выронила свёрток и не подконтрольное "ой блин", вместо вполне ожидаемого, "где твои глаза урод?".
- Я прошу прощения, - Мирон всплеснул руками и выставил их перед собой в жесте "сдаюсь". Потирая лоб он тут же инстинктивно потянулся за тем, что выпало у незнакомки из рук. Это произошло в считанные секунды, едва коснувшись вещицы завёрнутой в бумагу, он услышал взволнованное "нет"; причем понять, исходило это от стоящей напротив девушки аль доносилось откуда-то изнутри, было сложно. По телу вспышкой прошёлся могильный холод, а через секунду Юдина уже бросило в жар, он снова выронил злосчастное "нечто" из рук и облокотился о кирпичную стену, стараясь дышать как можно глубже.
Он с усилием поднял взгляд на симпатичную прохожую. Я в порядке, не переживайте. Его губы шевелились, но парень не слышал что бы его мысли складывались в слова.Какого лешего здесь происходит? Он с ужасом метнул взгляд на свёрток лежащий на земле. А затем перевёл вопросительный взгляд на блондинку и развёл руки в стороны пожимая плечами. Эмоции переполняли Юдина, он хотел хохотать и в то же время биться головой об стену из-за абсурдности ситуации, в которую попал из-за чёртовой рассеянности.

Отредактировано Мирон Юдин (2017-02-05 19:35:38)

+3

4

Прости прощения было немного не в тему. Скорее всего были оба виноваты, что не смотрели, куда шли или бежали. По крайней мере, Злата знала за собой такой грешок, когда улетала мыслями в далеки дали, а потом могла и сама снести кого, и сама попасть под что угодно. Женщина вздохнула.
- Да не за что, просто смотрите вперед на будущее, а то мало ли…
Отвечая, она как-то даже забыла, что из рук выпал сверток. Чертов сверток, который вообще надо было оставить на месте, если бы не подозрения и не ощущения. Но хватать-то его незащищенными руками зачем? В секунды как-то все смешалось, звякнули несколько оберегов на браслете на правой руке, Злата едва выдохнула «нет», мысленно успев закатить глаза, но все уже было кончено. Если на свертке что-то было, парень это явно подхватил.

Злата тяжело вздохнула. Вот потому она никогда даже не допускала мысли пойти в отделение и лечить народ от проклятий. Потому, что в такие минуты она сама могла наслать пару случайных на эмоциях. Правда, зная себя и собственную глазливость, углублённый курс по тому, как снять то, что случайно надумала, Вяземская прошла. Ну так, на всякий случай, чтобы никто потом не обвинил в членовредительстве. Она же вроде как адекватный член общества…
- Ну и? – Не удержалась от ехидного комментария лекарь. – Побыл вежливым, подержался за сверток?
Голубые глаза рассматривала парня с пристрастием ботаника-любителя, обнаружившего новую форум растения, неведомого ранее. Злата изучала жертву от и до, прикидывая, что теперь делать с таким сокровищем. По всему ничего смертельного на свертке не было.
- И не учила тебя мама не хватать голыми руками чужие вещи, - буркнула Злата, отпихивая ногой сверток от парня, чтобы тот еще раз не вздумал его ухватить. Протянула руку, но не касалась незадачливого пешехода, без этого ощущая легкое волнение. Точно, что-то да подцепил. Не особо темное и проблемное, но хлопотливое. Не любила Злата таких вещей. С ними всегда было сложнее, чем с более серьезными проклятиями. Чтобы отчистить карму от мелко-зловредного приходилось потратить гораздо больше ресурсов и сил.
И откуда ты только взялся на мою голову, а?
- И как ты себя чувствуешь?

+2

5

"Побыл вежливым" - Мирон представил, как сидя напротив стены, покачиваясь из стороны в сторону, прямо в такт настенным часам, чеканит эту фразу. Каким же точным, чёрт возьми, было это высказывание. Мир тут же избавился от чувства вины глядя на реакцию незнакомки. В конце концов, есть несколько участников дорожного движения, и не всегда виноват тот кто извиняется первым. Это вежливость, в большинстве случаев, за этим более ничего не стоит.
На вопрос о самочувствии Мир выставил вперёд большой палец правой руки и сдавленно улыбнулся. Пару секунд глядя на девушку не моргая, он и сам пытался разобраться в своём состоянии и как ни странно; находил себя в отличном расположении духа. По факту единственное, что смущало, это отсутствие голоса. Было бы куда забавнее если бы сейчас его смущало отсутствие... скажем конечности. Посему воображаемый стакан был всё же наполовину полон; не важно что он был полон яду, яду который ему ещё предстояло хлебнуть.
Через некоторое время парень поднял указательные пальцы обеих рук в жесте "жди меня тут" и исчез в ближайшем магазинчике на углу. Он оставлял девушку на свой страх и риск, ведь виновница происшествия могла удрать при первой же возможности, которую Юдин преподносил ей на блюдце с голубой каймой.
Впрочем, ему предстояло, приятно удивиться, ведь выходя из лавки в обнимку с блокнотом и ручкой, Мирон обнаружил девушку на том же самом месте, разве что сдвинувшуюся на каких то несколько метров. Пока шёл, он быстро нацарапал на бумаге.
"Меня зовут Мирон, и я идиот" показав листок девушке, он скорчил чрезвычайно грустную гримасу, а затем снова беззвучно засмеялся. Передать вырванный листок он не решился, вдруг эта зараза, ещё и передаётся каким-то образом. А разве стоит объяснять как неприятно подцепить немоту?
Правда, можно было представить, что встретить человека, который бы мечтал об этом проклятье, более или менее реально. Но вот беда Мир был не "тем самым" сумасшедшим. Все в нём, его жесты и движения; без голоса, привычных фраз и интонаций, превращали его в неумелого клоуна. И под словом неумелый подразумевалось - САМЫЙ неумелый, какого только можно представить.
Вот даже коснись этой надписи на бумаге, в его голове эта фраза прозвучала в стиле "меня зовут Мирон и я алкоголик", на деле же, всё ещё оставалось загадкой, как это воспримет блондинка. Он смотрел на неё не отрывая взгляда пока та читала "записку" и молил улыбку посетить её, внезапно строгое, лицо. И стоило ей поднять взгляд, он показательно пожал плечами и всем видом показал, что это шутка. Хотя какая там шутка, он правда чувствовал себя идиотом. Но в то же время ему вообще в данной ситуации не оставалось ничего кроме как шутить.
Он сунул между губами, листок, содержимое которого было явно прочитано новой знакомой и принялся писать новое послание. Как хорошо что вокруг было не так много народу, ведь стоял Мирон прямо посреди пешеходной дорожки и все эти долгие секунды, не двигался с места. Сказать прямо, он не любил излагать мысли на бумаге, и не только из-за того, что ему не нравился собственный почерк. К тому же наверху, (а он проводил там времени чуть ли не больше чем в Китеже,) и вовсе была спасительная клавиатура, к которой он приноровился за считанные дни. Или на худой конец, там же он сумел добыть пишущую машинку, одну из коих парень даже притащил в Китеж ещё когда ему было семнадцать. А что? Доклады сдавать нужно, писать их от руки, мучительно сложно. Чем не выход?  К слову до приобретения, Юдин даже несколько раз придумывал себе болезнь запястья, что бы только иметь возможность сдать всё устно. Благо достаточно объёмные части текста, он запоминал с раннего возраста.
Когда послание было готово, спустя несколько долгих секунд, он оценивающе взглянул на блокнот, где к его собственному удивлению все буквы были достаточно аккуратно выведены и складывались вполне членораздельные предложения. Кое-что смутившее парня, заставило его перечитать весь текст целиком.
"Не стану спрашивать, что это за ерунда такая и за кого я это чудо получил. Но, ты наверное знаешь как последствия устранить. Просто кивни, и, пожалуйста, скажи, что вещь твоя и мне не придётся топать во Всеслава?" "Всеславом" Мир называл больницу в окрестностях которой ему частенько приходилось прогуливаться, как собственного говоря и в этот раз. Он не был уверен поймёт ли его девушка; мало ли кто она такая, может быть вовсе не местная, посему зачеркнул и подписал рядом "больницу".
Оттого насколько старательно он склонился над листком декорированным под бересту, складывалось впечатление: будто он не пишет, что-то, а решил буквально иллюстрировать свой рассказ. Оторвав взгляд от бумаги, Мир снова осмотрел девушку, словно желая убедиться стоит ли она всё ещё рядом, вырвал лист из середины и быстро написал на нём."Я ведь тебя уже раздражаю? Ха-ха." Желая разрядить обстановку он мельком показал девушке этот листок и так же зажав его между губами, вернулся к своему более длинному посланию. Дописав там ещё несколько слов, парень развернул блокнот и держась за него двумя руками показал блондинке.
"Я не стану спрашивать, что это за ерунда, такая, и за кого я получил этот "Оскар". Но, ты наверное знаешь как последствия устранить?! Просто кивни и, пожалуйста, скажи, что вещь твоя и мне не придётся топать во Всеслава больницу? Мне знаешь ли не сильно по нраву это местечко. Да и там придётся объяснять откуда эта хрень зараза ко мне прицепилась. А я не хочу проблем. Мы уже достаточно оба пострадали. Смею предположить, предмет пришлось не один день заговаривать, да и предназначался он явно не мне."
Даже на мгновение мысль, о том что бы пойти к оперативникам Яви, дабы те разобрались с данным правонарушением, не посетила его. Какая-то особая симпатия... думаю не нужно и говорить о том, сколь изящно милые дамы клали Мирона на лопатки, к своим ногам.

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC