Сухарева башня в Москве была построена родом Брюсов (Явь). Но когда большевики варварски снесли древнюю башню, жители Китежа запечатали и врата навечно. Последний хранитель врат храбро сражался, но был убит красными. Так рассказывают на уроках истории. В секторе Явь замечена подозрительная активность у старых врат. Род Брюсов с тех пор присматривал за своими вратами чисто формально. Чары, что держат врата, очень мощны, их накладывали все князья разом. Но вот, странная активность, что-то рвется в город из Белокаменной. На место вызван Навий корпус, это их юрисдикция. Но дело чересчур необычно. Это сектор Яви, и отбиться от ребят из Явьей рати непросто. В государстве кризис, и Правь не доверяет темным больше обычного, стремясь проконтролировать действия конкурентов на место является и дружина Правь. И тут то ворота и начинают рябить и активность зашкаливает. Все обвиняют друг друга и, кажется, идея прийти к запечатанным вратам в таком количестве была так себе.

КотПелагеяМирославаСоня

Авторский мир, все права защищены.
Все совпадения с реальными историческими событиями не случайны
Система игры - эпизодическая
Время в игре - декабрь 2016
(4791 по местному исчислению)
Дата открытия форума - 07.01.2017

Сегодня всё должно было решиться. Сегодня последний день моей жизни –именно сегодня я должен умереть. На протяжении всего времени, я шептал себе «Это всего лишь реабилитация, ничего больше», я так надеялся, что пройдут две недели, и я окажусь на свободе . Но уже прошло два месяца, а вид за моим окном все такой же, на моих окнах все те же решетки.Читать дальше
гостевая книгасюжетправилазанятые внешностиперсонажиакцииЧаВо

Китеж(град): Подводный город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Silence propagates itself

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sf.uploads.ru/BSZPQ.gif

Silence propagates itself, and the longer talk has been suspended, the more difficult it is to find anything to say.
Мирон Юдин, Пелагея Распутина

декабрь 4791, 21:19; квартал волколаков, бар "Берендеево Царство".

Квартал волколаков не самое подходящее место для некромантов, а если некромант ещё и из рода княжеского. Хватайтесь за ручки и начинайте вести летопись событий. Что привело вас в Берендеево Царство, княжна?!

Отредактировано Мирон Юдин (2017-01-27 21:25:43)

+3

2

Мирон был отчего-то уверен, сегодняшняя ночь не войдёт в список лучших ночей в его жизни, и нет дело было не в том, что ему всё таки предстояло сегодня работать. Всё проще, дело было в нём, парня ещё со вчерашнего дня начал накрывать очередной приступ "а не пойти ли всем на хрен?".
Как и обычно проснувшись в два часа после полудня, парень спустился вниз и достал из бара бутылку отменного коньяка. В данный момент кофе с коньяком был просто необходим, в большей степени для того что бы унять последствия прошлой ночи, точнее сказать, утра. А учитывая то, что ложился он в паршивом настроении, по причинам от него не зависящим, эти несколько капель стали бы отличным защитным оберегом, от отвратительнейшей вспышки апатии.
Взбодрившись не без помощи душа и собравшись с мыслями, Юдин снова спустился вниз где его уже ждала толстенная папка с очередными договорами и накладными. Проведя несколько часов в компании скопившихся бумажек, он выдохнул с облегчением и откинувшись на спинку стула разглядывал потолок. Тогда то в дверь и постучали, что было странно для шести часов вечера. На пороге оказался один из его барменов, вернее именно тот кто должен был сегодня выйти на смену. Он буквально влетел внутрь бара не в силах сдерживать эмоции, стоило только начальнику открыть дверь. И тут же выплеснул на Мирона рассказ о том, что его жена вчера ночью угодила в больницу из-за какой-то дряни на работе. Подробности было сложно разобрать, ведь говорил парнишка слишком быстро, но речь шла о заклинании, правда было не ясно произнёс ли его кто-то неправильно, или оно изначально было некорректным. В любом случае это явно не было заботой Юдина.
Отпустить его сегодня к жене, значило только одно, Юдин должен будет сам работать на баре. Но парень был настолько взволнован и морально измотан, что Мирон решил, тот попросту не сможет посвятить себя работе с людьми. Да и потом, сам Юдин работал барменом в мире не одарённых, и здесь заменять подчинённых не было для него в новинку. Нужно было всего лишь дождаться второго бармена который приходил в десять, к тому же этой ночью бар не должен был быть слишком забит, так предполагалось по крайней мере.
В восемь часов начали приходить работники зала и кухни, в помещении зажёгся свет, а через час вывеска на входе уже бросала на асфальт изумрудные лучи, приглашая посетителей внутрь.
В основном в баре собирались небольшими компаниями, волколаки или маги живущие в этом районе, иногда можно было наткнуться взглядом на какую-то парочку, не понятно друзей или влюблённых, впрочем, таких было не много. Дамы здесь, в принципе были не частыми гостьями. Посему он, как и немногочисленные присутствующие, обратил особое внимание на вошедшую, спустя несколько минут после открытия, особу. Не сразу признав в ней княжну Распутину, Мирон оглядел её с ног до головы, будто бы пытаясь удостовериться не мерещиться ли ему девушка. Когда же Юдин всё-таки понял кто перед ним, он и вовсе тряхнул головой зажмуриваясь на секунду. Неужто взаправду?
Парень оглядел зал, казалось каждый сейчас уставился на новоприбывшую Пелагею. Да, он знал её имя, он знал многое о её семье, ещё в школе читая историю того самого Распутина, что выжил в северной столице, он восхищался этим ведьмаком. Но несмотря на то, что Пелагея училась с сестрой познакомиться им так и не удалось, быть может потому что с самим Мироном в принципе было трудно завязать разговор, попробуй подойди к человеку постоянно уткнувшемуся в книгу, который притом всем своим видом показывал, что на разговоры он не настроен, ни прямо сейчас, ни даже через пару минут.
Обстановку в баре разрядила одна из официанток, не вписавшаяся в дверной проём, по одной ей известной причине, она с грохотом уронила поднос с тремя пустыми бокалами. Тогда то в баре снова стали раздаваться разговоры из разных углов. Проводив Распутину взглядом прямиком до барной стойки, у которой к слову ни кто ещё не успел пристроиться, Мирон подошёл к девушке и не подавая виду, что узнал ту, взглянул на неё с готовностью принять заказ.
Как интересно получается, а он ведь и не должен был работать сегодня ночью в принципе, не говоря уж о баре.
- Рад приветствовать вас в нашем заведении, что закажете сегодня? - его губы дрогнули в улыбке, всё это прозвучало словно она уже не впервые здесь бывала, будто они были знакомы всю жизнь. Подобным образом Мирон пытался завести разговор только с теми кто был ему по настоящему интересен.

+3

3

Что движет ей и почему она не идет домой Пелагея не знала. Честно говоря, ей бы сейчас возвращаться в княжеские палаты в свой сектор, сидеть дома, попивать чай, любезно заваренный домовиком или кем-то из слуг. Радостно сбросив практически прирастающую на работе личину "нав" и ждать следующего дня. Но в Гее сыграл какой-то подростковый бунт. То ли сказывалось то, что подростком Распутина была относительно спокойным, а школьные шалости оставались лишь детскими проделками, то ли факт того что в последнее время рыжая как-то зае... устала. Приличные княжны матом ругаются только на работе. Честно говоря, был какой-то особый мазохизм в том, чтобы выходить из секторов Нави. В нижнем городе на кулон некроманта мало кто обращал внимание, даже если надеть его навыпуск. Выше - необходимо было прятать сигнальный артефакт, если не хотелось презрительных и даже ненавидящих взглядов. Каждый из этих людей не отказался бы видеть на руках у нее браслеты, которые сама девушка именовала не иначе как "наручниками". Но шило в мешке не утаишь. Её рыжая морда наследницы княжьего дома была известной, пожалуй, всему городу. А то и всей Империи. В закоулках страны также обитали общины волшебников. Некоторые из них даже не отдавали детей учится в школу. Но имя князя и его наследника знали и там. Еще бы, от ее решений будет зависеть будущее всей страны, не только столицы. Конечно, никто не желал видеть ее на троне. Предок Георгий Распутин подложил всем некромантам свинью просто огромнейших масштабов. Именно с его "правления" начались массовые притеснения некромантов. И так уж больше ста лет. И вот, с выражением лица " я вас всех ненавижу" Гея достает из под черного, как всегда,платья кулон, поблескивающий синим камнем. Хоть цвет можно выбирать. цвет ошейника с шипами...- мелькает в голове непроизвольно. Хотя все знают, что этот артефакт призван спасать колдуну и окружающим жизни. Но шипы уже создает общество видя сигналку. Синие глаза девушки прямо сверкают гневом и обидой. Сегодня она могла бы принять приглашение Димы пойти, развлечься, глянуть новый фильм, снятый на поверхности. Меньшиков был ярым фанатом всего неместного и сумел "подсадить" обоих друзей на это. Фильмы оказались прекрасной штукой, и кинематограф нашел своих верных фанатов среди Брюса и Распутиной. Особенно рыжей нравились фильмы о "волшебниках". Но не сегодня. Диме она сказала, что у нее "дела", отцу - что хочет побыть одна. Мстислав на это хмыкнул - но княжна была достаточно взрослой девочкой, чтобы не возражать на такое ее желание.
    В общем, с кулоном навыпуск, в черном платье в  стиле "я первый из демонов преисподней" Гея шла по кварталу волколаков. Многие из них служили Навьему корпусу, но они все были вассалами Прави. А соответственно агитация против "темных" тут исторически очень сильна. А кто главные монстры Нави? Конечно же, такие как она. На горизонте магическим светом сверкала вывеска "Берендеево Царство". Местечко известное, в квартале волколаков вообще было немало мест, в которых каждый уважающий себя "неформал" города обязан был побывать. Гея не раз бегала сюда с Котом и Димой. Тогда длинными водолазками она скрывала браслеты, а кулон прятался под одежду. Никому не хотелось напороться на дружинника, мягко выпроваживающего молодую поросль Нави и Яви. Но вот в бары их не пускали исторически. И тем сильнее вчерашнему подростку хотелось зайти хоть глянуть. А бунт, закипающий в крови не позволял спрятать сигналку за воротник. Легким движением руки Пелагея нанесла стрелки на глаза, поглядывая в отключенное зеркало связи. Теперь Распутина выглядела завсегдатаем подобных мест. Она пересекла улицу и легким движением толкнула дверь, которая тут же поддалась. Войдя в бар, девушка почти физически ощутила взгляды обращенные на нее. Даже бармен тряхнул головой, словно ему все это мерещилось. Нет, чего-то такого она ожидала. Но все равно это резануло по самолюбию. Но сегодня больной мозг княжны требовал больше негатива, больше обид и чем сильнее будет обычная уже, за годы жизни здесь, неприязнь - тем лучше. Сегодня я звезда. Вот, не вписалась в поворот одна из официанток - миловидная блондинка, и зал потерял к ней интерес. Минута славы прошла. Распутина направилась к барной стойке Есть не хотелось, хотелось пить. Причем лишь то, что горит. Синим пламенем, как этот город, если верить агиткам Алексичей, если некромант окажется у власти. Надо отдать должное парню за барной стойкой. Он сумел держать себя в руках и даже не попросил покинуть заведение. Разумно, в общем-то, он то не знает на что способна княжна. А если выставить ее за дверь это может спровоцировать скандал в прессе. Заведению это явно не на руку. Так что рыжая не обольщалась.
- Виски. Чистый.  - Гея улыбнулась одними губами. - Пожалуйста. - Она оценила попытки заговорить и познакомится. И лицо парня казалось смутно знакомым. Может со школы? Распутина оценивала его возраст в районе собственного, может на пару лет старше. Потому что на мальчишку 21-22 лет светловолосый не тянул. Что ж, она не монстр, может хоть кого-то удастся в этом убедить.

+2

4

Княжна была явно не настроена на разговор. Несмотря на улыбку, это было заметно с полувзгляда.
Вот только Мирон был не из тех, кто предпочитал сдаться, даже не попробовав; просто потому что сдаться было неплохой мыслью, или пытаться было бессмысленно. Да, он мог бы выполнить заказ и вернуться к своим делам; к тому же в дальнем углу, под стойкой, его ждала перевёрнутая вверх обложкой книга Гёте "Эгмонт". Он начал её читать ещё вчера, а сейчас вернулся бы прямиком в Испанские Нидерланды. Только вот внутренний мир девушки напротив, интересовал куда больше. И как знать, к сожалению или к счастью, но на его пути редко встречались люди интереснее книг.
Сам Мирон в отличии от большинства, не хотел копаться в душе Пелагеи; тех, кто хочет вынуть душу и рассмотреть под микроскопом каждый сантиметр было предостаточно. Парень мог себе представить, что значит жить под пристальным контролем.
Он знал, что для журналиста - шанс выудить самое сокровенное. Из тех, кто учился вместе с ним на факультете, истинных "журналюг" было не много. Так Мир называл тех, кто готов был идти по головам, ради сенсации. Он всегда их сторонился. Однако парень слишком хорошо знал, что значит хотя бы раз с ними столкнуться. От чего ему интереснее было просто узнать как у неё дела. Как она проводит время, чем увлекается. Это те вопросы, ответы на которые не входят в число событий года. Не смотря на то, что журналюга имеет врождённый талант даже это повернуть в свою сторону.
- Тяжёлый день? - стандартная фраза маячок. Приглашение к исповеди, если потребно. За четыре года работы барменом, парень задавал этот вопрос единожды и вот сейчас второй раз.
Для всех кто направляется к бару эта фраза пустой звук. Она не требует внимания. Кому-то не нужна вовсе. Ведь он изначально подсаживается, раздобыть информацию, или излить негатив, кто-то поделиться радостью отцовства, а кто-то успешной сдачей экзамена, поводы разные - выход один.
Впрочем, все они приходят, прежде всего к священнику, другу, когда нужно льстецу или молчуну, не к алкоголю; для каждого своя маска, свой темп речи и тон. Пусть завсегдатаям баров, совершенно неважно кто ты и даже как тебя на самом деле зовут. Каждому нужно что-то своё, пускай, в конце концов - это мешается с пресловутым алкоголем; на этой сцене главный герой всё же - бармен. Безликий и безымянный актёр за кулисами их жизней. Они никогда не встретятся больше, а даже если и случиться, человек за стойкой не имеет права помнить ваш разговор, конечно если вы этого не хотите. И именно поэтому ему можно рассказать многое.
Знаете разницу между плохим и хорошим барменом? Хороший знает, когда долить в ваш бокал ещё. Он делает это мгновенно, не задавая лишних вопросов. Он должен чувствовать когда это уместно, уметь правильно отказать или долить в виски чуть больше колы.
- Позволите мне предложить вам нечто иное? - Мирон рисковал, предлагая Пелагее, что-то другое помимо её заказа. По многим причинам, одна из них - она весьма нестабильный объект, вторая - увольнение слишком наглого администратора в угоду голубой крови, мало ли что может взволновать княжескую натуру.
Впрочем отчего-то ему эти мысли казались чуждыми, будто вовсе с ней не вязались, не смотря на то что имели место быть. Потому быть может, Юдину внезапно и стало интересно, что она выберет. Не дождавшись ответа Мир приступил к делу. Налив в тамблер чистого виски. Он взмахнул рукой и в ней тот час же оказался шотландский красавец.
- Я взял на заметку этот рецепт наверху, так что ничего особенного. - измельчая лёд и добавив его в содовую, он тонкой струйкой пустил шотландца в стакан. - этот малый знает своё дело, но только эти ингредиенты раскрывают всю полноту его вкуса. - Мирон кивнул на бутылку тут же отлетевшую на полку позади него. - выбор за вами - поставив оба напитка перед дамой он улыбнулся и посмотрел на Распутину. Невольно заглядывая ей в глаза он как бы бросал вызов, и тут же снова и снова думал о некромантах. Так близко с ними он ещё никогда не был. Какого тебе живётся с этой силой внутри? Каждую секунду чувствововать её липкие прикосновения. Я хочу верить, что могу представить как же это, быть настолько опасным монстром в глазах окружающих. Но я слишком обычный.

Отредактировано Мирон Юдин (2017-03-01 00:42:18)

+1

5

- А когда у некромантов бывают легкие дни? С детства на тебя смотрят с опаской, просят носить браслеты, которые легкая форма кандалов, потом ты вырастаешь и на тебя вешают кулон, словно сияющий неоном "особо опасен". А мне еще и припомниают Георгия Распутина. И Седьмое пекло, как я устала доказывать что я - не он. - Парадокс бара в том, что ты можешь рассказать бармену все.Это исповедь, возможность выплеснуть то, что иначе просто разорвет тебя изнутри. Это признание в собственном бессилии.

Она - княжна и не может ничего сделать. А те, кто не обладает никакой властью? Те кто не может прикрыться социальным статусом? Отчего-то именно становясь взрослой, Гея начинала осознавать всю полноту проблемы. - Позволю - губы рыжей девушки изогнулись в улыбке-изломе. А почему бы и да? Какого черта? Она взрослый человек, ей, черт побери, 23 года. Может, Распутиной только показалось это, но бармен посмотрел на нее с опаской. Мало того, что она "обрекающая на жизнь", так еще и перед ней многие расшаркивались, думая, что кровь в ее жилах чем-то отличается от их собственной. Хотелось вскрыть вены, чтобы продемонстрировать "Глядите-ка! Она красная. Не голубая". И впрямь, не кальмар же она.

Поэтому Распутины выбирали корпус. Потому что там ты просто "нав Распутин". Не Князь, не Княгиня, не их детишки-княжичи. Там все равны. Там все - на службе. Одинаковая черная форма, обезличивающая массы. Одинаково убранные волосы. Все как один, один ритм шага, один ритм сердца.

Она тянется к предложенному коктейлю. Чистый виски нужен был чтобы забыться, чтобы выпить, затем, просто нанять извозчика и отправиться домой, оставаться наедине со своим одиночеством. У Геи было все. Друзья, дом, деньги, положение. Но почему -то очень часто она оставалась одна и в бесцельных попытках куда-то применить свои силы просто разбивалась волной о скалы.

Делает глоток. Да, действительно. Это очень забавно. Доли секунды она ощущает это жгучее и слегка тянущее ощущение на языке и проглатывает, наслаждаясь тем же ощущением спускающимся ниже. На секунду прикрывает глаза. Пелагея знала толк в алкоголе. Парадокс коктейля был в том, что он согревал и одновременно освежал. Шотландский виски паз особенно. Не так как бурбон или коньяк. Голову слегка вскружило, но тут же отпустило, всего один глоток, мозг уловил повышение содержания алкоголя в крови, но ему было недостаточно, чтобы опьянеть. Признаю ваши таланты. Будем знакомы? Пелагея. - Конечно он знал её имя. Но сейчас девушка давала карт-бланш на то, что ее можно называть не "княжна". Снижала градус официоза. Она пришла пить и сбрасывать груз ответственности, а не усугублять проблему.

Часто бываете за пределами города?
- Её мозг уцепился за фразу "наверху". Не то, чтобы Распутина была завсегдатаем питейных заведений, но коктейли Китежа все же отличались от того, что подают за его пределами. Снова глоток, и снова блаженное ощущение.    Ей начинало это нравится. Дурацкий город, дурацкие законы. На меня даже не действует презумпция невиновности. К черту всю эту княжескую мишуру, ведь я всегда буду монстром, не так ли? - Это было сказано с ноткой безнадежного веселья, а не отчаяния. "Закрой глаза и думай об Англии" - такой совет давали леди на туманном Альбионе, если они попадали в сексуально напряженную ситуацию. Вот и Пелагея могла лишь посоветовать себя закрыть глаза и думать об Империи. А что еще остается?

Забавно было то, что те, кто реально были зверями - волколаки, не вызывали ужаса ни у кого. Это только в дурацких европейских сказках были жуткие и страшные серые волки, поедающие девочек в красном. Реальный зверь не страшен. А вервольфы - просто нежить, она сама истребила нескольких. Монстрами были люди. Те, кому по прихоти Моревны были даны эти силы в руки. Те, кто не выбирал кем им быть. Ситуация с каждым днем накалялась. И если уж некоторые оголтелые ребята из Прави требуют лишить корпус права вмешательства в жизнь города, то можно ожидать что не сегодня-завтра потребуют изгнания некромантов за пределы. За пределы здравого смысла.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC