Сухарева башня в Москве была построена родом Брюсов (Явь). Но когда большевики варварски снесли древнюю башню, жители Китежа запечатали и врата навечно. Последний хранитель врат храбро сражался, но был убит красными. Так рассказывают на уроках истории. В секторе Явь замечена подозрительная активность у старых врат. Род Брюсов с тех пор присматривал за своими вратами чисто формально. Чары, что держат врата, очень мощны, их накладывали все князья разом. Но вот, странная активность, что-то рвется в город из Белокаменной. На место вызван Навий корпус, это их юрисдикция. Но дело чересчур необычно. Это сектор Яви, и отбиться от ребят из Явьей рати непросто. В государстве кризис, и Правь не доверяет темным больше обычного, стремясь проконтролировать действия конкурентов на место является и дружина Правь. И тут то ворота и начинают рябить и активность зашкаливает. Все обвиняют друг друга и, кажется, идея прийти к запечатанным вратам в таком количестве была так себе.

КотПелагеяМирославаСоня

Авторский мир, все права защищены.
Все совпадения с реальными историческими событиями не случайны
Система игры - эпизодическая
Время в игре - декабрь 2016
(4791 по местному исчислению)
Дата открытия форума - 07.01.2017

Сегодня всё должно было решиться. Сегодня последний день моей жизни –именно сегодня я должен умереть. На протяжении всего времени, я шептал себе «Это всего лишь реабилитация, ничего больше», я так надеялся, что пройдут две недели, и я окажусь на свободе . Но уже прошло два месяца, а вид за моим окном все такой же, на моих окнах все те же решетки.Читать дальше
гостевая книгасюжетправилазанятые внешностиперсонажиакцииЧаВо

Китеж(град): Подводный город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Китеж(град): Подводный город » Самое сложное время - настоящее » У нас товар, у вас купец…


У нас товар, у вас купец…

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://img-eburg.fotki.yandex.ru/get/3114/dkartasheva.d/0_785e_f286b79d_S.gif

У нас товар, у вас купец…
Мара Галицкая, Неждан Распутин.

5 декабря 2016 года, вечер; особняк Галицких.
Княжич Распутин + княжна Галицкая… Чему равно? Вот это Неждану и Маре как раз и предстоит выяснить.

Отредактировано Мара Галицкая (2017-02-18 13:01:03)

+2

2

- Готово, Мара Даниловна, - Анна закрепила последнюю заколку в тёмных волосах и отступила на шаг, любуясь делом своих рук. Мягко мерцающие жемчужины казались россыпью звёзд в ночном небе, чуть подрагивал одинокий локон, спускавшийся с правого виска. – Мужчины упадут.
- И не встанут, - чуть слышно заметила княжна, потянулась к сапфировому ожерелью на шее, но в последний момент отвела руку. – Спасибо, Анна. Ступай, Олегу пока ничего не говори, я сама выйду.
- Как скажете, ваша светлость, - девушка вышла, аккуратно притворив за собой дверь.
Мара вздохнула, не скрывая облегчения:
- Рей, малыш, ты где? Иди сюда, хоть ты-то не будешь меня донимать нарядами и причёсками, - из-под оконной лавки донеслось тихое поскуливание и Мара рассмеялась. – Бедняжка, ты испугался всей этой суматохи. Потерпи чуть-чуть, обещаю, это ненадолго.
Леонбергер возмущённо рыкнул, пытаясь объяснить, что вовсе не испугался, а благоразумно удалился на время. Что ему ещё оставалось делать, если по хозяйкиной территории носится туда-сюда куча женщин с причитаниями и всякими вещами. Одни духи чего стоят!
- И чего это мы сидим? – скрипнул знакомый голос. – Иди сюда, дитё, - плеер с недавно закачанной аудиокнигой отъехал в одну сторону, ноутбук в другую и на столе возник поднос с кружкой молока, солидным ломтем хлеба и тарелкой наваристого куриного супа.
- Добрый вечер, Фаня, - Мара прикусила губу, пытаясь сдержать улыбку: чтобы такое событие и обошлось без домового – никак невозможно. Поднялась со стула и прошла к столу, шелестя синим шёлком платья. – Это зачем? У нас же ужин.
- Знаю я эти ужины, - буркнул домовик. – Понаставят полон стол всяких штучек заморских, навроде лягушачьих лапок, - тьфу ты, пакость! – а ты такое не ешь и будешь сидеть, вилкой в тарелке возить. А как с женихом разговаривать, если в животе с голодухи бурчит? Да ты его на котлету обменяешь! Так что живо садись и ешь!
- Епифан! – почти простонала Мара, сгибаясь пополам от рвущегося наружу смеха. – Ты – чудо!
- А то ж! – с удовольствием согласился домовик. – Кто о вас позаботится, если не я!
- Мара, ты готова? – появившийся на пороге младший княжич оглядел сестру и присвистнул. – Неслабо! Поможешь галстук завязать?
Княжна кивнула и, подойдя к брату, встала на цыпочки: и Ростислав, и Олег, оба выдались высокими – в отца. Пробежалась пальцами по перекрученному сооружению, больше смахивающему на петлю, и усмехнулась:           
- Решил повеситься, потому что не любишь семейные ужины? Стой спокойно.
Через минуту на шее княжича красовался аккуратный, с безупречно завязанным узлом, галстук.
- Спасибо, мелкая.
- Кто бы говорил, - привычно откликнулась Мара, скомандовала напоследок:
- Рей, место, - и, щёлкнув выключателем, вышла из комнаты.
- Волнуешься? – как только ладонь Мары опустилась ему на руку, Олег накрыл её пальцы свободной ладонью.
- Нет. Ты лучше просвети меня, кто у нас сегодня в гостях.
- А ты разве не знаешь? – княжич чуть не споткнулся от неожиданности. Понятно, что о таких вещах не кричат на каждом углу, но уж Маре отец-то мог бы сказать, а не подсовывать кота в мешке. – Неждан Распутин.
- Младший брат князя? – уточнила Мара и хотела спросить что-то ещё, но умолкла, начав спускаться по лестнице.
- Точно, - подтвердил Олег, дожидался, пока перед ними откроется дверь гостиной и шагнул через порог одновременно с Марой, готовясь подстраховать, если что. Но девушка уверенно двинулась на звуки голосов и, остановившись рядом с отцом, улыбнулась: 
- Добрый вечер.

+3

3

- А скажи мне, милостивый княже, – иллюзию полного подобострастия существеено портила наглая морда княжича, но вот к голосу не придрался бы даже пресловутый Станиславский. – Галицкие того, совсем на голову ударились? Девочка же мне в дочери годится. Или всех женихов помоложе распугала?
Отметив пару лет полувековой юбилей, Распутин приобрел раздражающую привычку периодически называть себя "старым дядей" и поминать "свою седую голову". Тем более раздражающую, что никакой возраст не мешал Неждану шляться по малонаселенным районам, на спор потрошить могильники и вообще всячески куролесить. Словом, создавалось ощущение, что нав всеми силами нарывается на вправляющую мозги братскую оплеуху.
Вот и предстоящее знакомство с потенциальными родственничками вызывало разве что желание покрутить у виска, да подбрасывало россыпь в меру плоских шуток:
а) У меня стаж "тридцать лет не смогли женить", и я планирую дойти как минимум до золотого юбилея.
б)В моем возрасте заводят не невесту, а сиделку. И она у меня уже есть, лично воспитанная.
в) Какая милая девочка! Это чтобы мне было, кому стакан воды на смертном одре преподнести? Так она ж...
От последней мысли Неждан скривился. Вот чего он никогда не делать точно не собирался - девочку обижать. Так что Распутин посерьезнел, перед тем, как уточнить у брата:
- Тебе-то что Галицкий говорил? Они чего хотят на самом деле?
Мстислав нахмурился. Нет, он понимал, какого черта Неждан паясничает, но жутко этого не любил. Ну почему у всех братья как братья, а у него горе луковое? Но вопросы у главного клоуна семьи Распутиных были логичные. Князь никогда бы не стал давить на родных и заключать выгодный брак без любви. Но Неждан мог посредством этих смотрин хоть настоящую живую женщину увидеть. А то оранжереи да могильники.
- Нет, женихов-то Мара действительно распугала. Видишь ли, в нашем жестоком обществе слишком много стереотипов, незрячие девицы мало кого интересуют. Отец её мне ничего особенного не говорил. Спросил про тебя, просил девочку посмотреть. Видимо, совсем отчаялись, если с твоей-то славой все равно ко мне обратились. Хотя я честно им сказал, что стоило идти к тебе напрямую. Но, видишь ли, мой дорогой княжич-брат, не все йогурты одинаково полезны, в плане того, что не каждый разделяет наши семейные взгляды на брак.
- Да уж, отчаялись. – Мрачно протянул Неждан, барабаня по подлокотнику кресла. Мотивчик нездорово отдавал пятой симфонией Бетховена. Понимаете, с возрастом волей-неволей изучаешь свои слабости. Вариант с полной безмозглостью тут не рассматривается.
То, что Неждана невозможно женить ни силой, ни родительским пинком, ни даже благим братским наставлением стало понятно довольно быстро. И не очень приятным способом, но не будем сейчас о грустном. Чуть позднее прояснилось, что соблазнить Распутина тоже невозможно, он на это попросту не велся. А вот если грамотно надавить на стремление защищать, то брать нава можно было голыми руками. Пять племянниц. Воспитанница. Да, тенденцию можно было проследить, не особо напрягаясь.  Хотя ладно, паранойя Распутина еще не дошла до того, чтобы считать, что на него открыли сезон охоты. Скорее он просто понимал, что может вляпаться.
Сильно так вляпаться.
Но самой неприятной мыслью было то, что энное количество лет назад он уже приютил дома бедного несчастного котенка, с несчастным взглядом. Вот только несчастная животинка выросла, заматерела, полюбила красную помаду и нахрен выжила из его жизни всех возможных женщин. 
- Слав? Я у тебя костюм возьму. Не позорить семью и все такое.
А еще, определенно, нужно было как-то предупредить Злату о том, что он задержится. И почему.
И что хватит всех этих несчастных случаев.


Затея со смотринами отдавала душком. Нет-нет, внешне все было до зубовного скрипа благостно. Вежливые замечания, умеренные комплименты (да-да, ваша супруга божественна, но нет, даже в мыслях не смею совершать поползновений в сторону ее юбки). Обсуждения политических течений Китежа – исключительно поверхностных, ибо полная версия шла под пиво и пошлые шуточки (как вариант, под водку и не чокаясь). И комплименты повару, хотя большая часть еды так и оставалась на тарелках. Сложновато одновременно поддерживать светскую беседу и набивать рот очередным пате.
А хочется бутерброд с салом.
И жареную картошку, прямо на чугунной сковородке, с которой можно есть по привычке – вилкой. Потому что, серьезно, чугунную сковородку даже отряд обрекающих на жизнь не уничтожит.
Словом, что-то более приятное, чем пытаться разобраться (чисто из любви к головоломкам), кто же из четы Галицких был инициатором его приглашения, а кто тихо скрипит зубами в процессе. Вот оно, классическое княжеское воспитание! Вежливая мина даже в тот момент, когда хочется кого-то удавить.
«Серьезно, я же мог рассаживать мандрагору. Траханый марлезонсский балет…»
В следующем действии их милостиво отпускают прогуляться в сад. Опять же, пристойность зашкаливало – к десерту с кофе положено вернуться. Несомненно, сложном, продуманном и гарантированно оставшемся на тарелку.
- Ты хоть до этого мракобесия поужинать успела?
У Мары Галицкой изящная шея, которая, кажется, вот-вот переломится под тяжестью сложной прически и заколок. И совершенно потрясающее выражение лица, немного растерянное, беззащитное, но в то же время стоическое, потому что свой крест эта девочка будет нести с гордо поднятой головой.
«Эй-эй! Вот тут и остановись! Иначе твою молью траченную шкуру вместо коврика использовать будут.»
- Мара, у меня шесть девочек, причем пятеро таких же, княжеским воспитанием деформированных. И вот это выражение мордашки я очень хорошо знаю. Ты устала от этого ужина, немного расстроена и воспитание не дает это показывать. К сожалению, не в моей власти тебя от этого освободить, разве что не делать этот вечер хуже, чем он есть.

+3

4

Смотрины, вернее, хорошо замаскированный мозговынос, шли по накатанной колее. Во время ужина Маре полагалось украшать застолье, то есть сидеть и помалкивать, пока родители общаются с кандидатом в супруги, что девушка и выполняла, вспоминая незабвенную Скарлетт О’Хара на пикнике у Уилксов, только вместо ковыряния воздушного пирога, Мара изящно вырисовывала абстрактные узоры в тарелке с гарниром. Не забывая прислушиваться к разговору: не к содержанию, а к интонациям, чутко улавливая подтекст. Мотивы отца были насквозь ясны и понятны, как хрусталь, а вот княжич Распутин пока что был совершенно неизвестной величиной в уравнении.
Почти все претенденты на руку – о сердце речь не шла – чётко делились на две категории:
первая – «И сколько вы мне заплатите за то, что я закрою глаза на недостатки жены?»;
вторая – «Да, конечно, у себя в роду мне таких перспектив не светит, но ясновидящая жена, это ж ужас, даже изменить нельзя будет! Нет, я этой чести недостоин!».
Но Неждану Распутину, похоже, все матримониальные планы князя Галицкого были нужны в точности так же, как и самой Маре – как собаке пятая нога. И времени, чтобы выяснить так ли это, будет более чем достаточно. Прогулка по зимнему саду – занятие неторопливое и располагающее к разговорам.
Проходя в открытую дверь, откуда привычно пахнуло смешанными ароматами влажной земли и множества растений, Мара усмехнулась про себя, вспомнив историю с предпоследним кандидатом, после чего и начались прогулки по зимнему саду, а не по обычному.
Фокус Епифан тогда устроил знатный – позакрывал намертво все шкафы для верхней одежды и выдал шубу только жениху, заявив: «Неча морозить дитё из-за какого-то плюгавого кобеля, он как пить дать, на улице руки распускать начнёт! Пусть лучше домой идёт, пока ненароком с крыльца не упал!»
Жениха словно ветром сдуло, а князь Даниил грозился вызвать племянника-некроманта и устроить изгнание нечисти, но уже на следующее утро резко изменил мнение, что бывало очень нечасто, и лично задабривал домовика свежей сметаной со сладкими булочками, только что из печи.
Задумавшись, Мара едва не пропустила вопрос княжича мимо ушей, а поняв, о чём он спрашивает, приятно удивилась:
- Да, спасибо, - и пояснила, - меня домовик супом накормил. Осторожно, здесь ступенька, обычно все спотыкаются, - следующие слова удивили девушку ещё больше – Мара привыкла держать лицо, как самую надёжную защиту от любопытства, жалости, а иногда брезгливости и страха людей, но сейчас, видимо, излишне расслабилась.
- Извините, Неждан Владимирович, конечно, седьмая девочка – уже перебор. Пожалуйста, не сердитесь на отца – он хочет как лучше. Десерт будет вкусный, это я вам точно могу сказать – венский торт «Sachertorte». Вот только сладкое невесело есть на голодный желудок. Я сейчас…
В оранжерее Мара ориентировалась отлично и зайдя за шпалеру вьющихся роз, позвала одними губами:
- Епифан!
- Чего тебе, дитё? – моментально откликнулся домовик. – Жениха отвадить?
- Нет, - Мара улыбнулась, - он голодный, может сделаешь бутерброд? Ветчина в холодильнике точно была.
- Голодный – это плохо, разозлится, - подвёл итог Епифан. – Погоди малость. Всё будет.
Через две минуты в одной руке у девушки оказался завёрнутый в салфетку солидный бутерброд – кусок ветчины на ломте ржаного хлеба, в другой – небольшое овальное зеркальце, украшенное на крышке тонкой работы инкрустацией: белоснежный журавль, несущий в клюве хризантемы. 
«Тот, кого я всегда жду.*
Ты придешь, прогонишь беды, шутя,
Древние Боги удачу сулят,
Прочь в дорогу зовут…

Тот, кого я всегда жду.
Крестовина меча за правым плечом,
В сильных ладонях ласка теплом,
В них свое сердце кладу», - негромко напело средство связи приятным женским голосом и Мара пообещала себе придушить излишне инициативного домовика, подправившего звонок, ведь обычно на вызове Люта у неё стояла просто мелодия, без слов.
Княжна аккуратно открыла крышку, улыбнулась, безошибочно почувствовав тот миг, когда в прозрачной глади стекла проявилось лицо кузена.
- Лют, привет. С тобой всё в порядке? – вопрос был наболевший, глава боевого отряда каждый день тень Марены за плечом видит. И, успокоившись на его счёт, тихонько попросила:
- Извини, у нас сейчас гости, давай, я тебе попозже перезвоню.
Связь оборвалась, но прежде чем убрать зеркальце в потайной карман Мара чуть помедлила, коснувшись стекла ладонью. Вздохнула и вернулась обратно, почти прежняя, и в то же время неуловимо изменившаяся, словно светящаяся изнутри тихим мягким светом.
- Угощайтесь, Неждан Владимирович, - девушка чуть улыбнулась, передав мужчине бутерброд. - Привет вам от нашего домовика.

*М. Забродина «Тот, кого я всегда жду»

Отредактировано Мара Галицкая (2017-02-24 20:22:42)

+4

5

Податься в объяснения Неждану Владимировичу не дали – может, оно и к лучшему. Но вот она, шутка юмора какая, в его системе координат к шестерым девчонкам седьмая вполне себе пристраивалась. Как раз тот случай, когда после четвертой и считать-то престаешь.
Он о многом успел подумать, если уж говорить откровенно.
И о том, что Маре Галицкой рядом с ним было бы не хуже, чем с любым другим. Нет, в вечную и искреннюю любовь тут никто не играл бы. Но безопасность у девочки была бы, это беспутный княжич был вполне в состоянии обеспечить, нервы бы не трепали и дара ее никому бы в голову не пришло.
«Ну, молодец, старик. А девочку спросил ты, нужна ли ей тихая гавань на таких условиях? Благодетель, хренов.»
Княжич поморщился.
Сострадание – вещь паршивая. Поддаешься ему и обнаруживаешь себя в такой ситуации, что гуманней пустить себе пулю в висок, но, вот какая жалость, не завозят в Китеж огнестрельное оружие.
«Ты ничего и никому не должен, кроме своего рода. Так что возьми себя в руки и иди, бегонию понюхай. Череночек отломай, на худой конец пока никто не видит.»

- Домовика? – Переспросил Неждан, чувствуя, как неотвратимо холодеет голос, а морда лица так вообще – каменеет. – Прошу прощения, княжна, но не припоминаю, что я о чем-то подобном просил или говорил, что голоден. Мы, если вас подводит память, только что покинули обеденный стол.
Нет, это, определенно, было паршивой линией поведения, «врубать княжича» в разговоре.
Но, вот какая проблема, Распутин действительно обладал всем гонором, положенному представителю древнего рода и иногда это врубалось само собой. Вот, например, как в случае с домашней нечистью.
Первым нетипичное поведение младшего брата заметили Мстислав и, в дальнейшем, ни секунды не стесняясь, использовал. Вам надо, чтобы во время долгого нудного приема младший Распутин ничего не учудил? Больше того, вел себя настолько идеально, что хоть в учебник по продвинутому этикету как образец запихивай? Проследите, чтобы рядом находился домовой.
Это потом, спустя несколько лет службы в Корпусе, Неждан сможет признаться себе: его бесит очеловечивание нечисти. Именно поэтому подобная тварь никогда не водилась в собственном жилище княжича.
Но стоит ли оно того: рассказывать этой улыбающейся, светящейся изнутри (и уж точно не по причине встречи с ним) девочке, о том, что такие существа никогда не становятся ни друзьями, ни членами семьи? Что это мы, люди, позволяем себе в это верить, а нечисть этим пользуется?
На то она и нечисть.

+1

6

«В каждой избушке свои погремушки», - пословица вспомнилась Маре как нельзя кстати.
Даже если у Неждана Владимировича какой-то личный счёт к домовикам, а иначе с чего бы он вдруг включил режим «Аристократ эталонный», её это ни в коей мере не касается.
- Прошу прощения за недомыслие, Неждан Владимирович, я ни в коем случае не хотела вас обидеть, а тем более, причинить вред. Род Галицких чтит и никогда не нарушит законы гостеприимства, могу в этом… - горло перехватило от холода. Ощущение такое, что в зимнем саду разом высадили все стёкла, впуская внутрь зиму.
Насквозь промёрзшие шпильки посыпались на пол, разлетаясь осколками льда и выпуская из плена сложной причёски тёмные пряди, припорошённые снегом, словно ранней сединой, а на синем шёлке платья, переплетаясь и свиваясь, проступили серебряные струи причудливого инеистого узора...
«Где я?!» - крик рвался наружу, но губы не произнесли ни слова. Тьма, окутавшая девушку стремительно и неотвратимо, истончилась и рассеялась, напоследок ободряюще мазнув по щеке.
Мара моргнула, изумлённо осматриваясь вокруг – под низким, набухшим под тяжестью снеговых туч, небом, сгущались зимние сумерки, но тусклого света было вполне достаточно, чтобы различить в паре шагов впереди неестественно ровную, не тронутую даже рябью, ленту реки. Тёмная, почти чёрная вода неодолимо притягивала взгляд: что скрывается там, в глубине?
Узкий, трёхшаговый, сложенный из тонких, хрупких – дунь, и развалится, - веток, мост, соединявший берега, казался одновременно и чужеродным, и естественным в этом странном месте.
Странном? Догадка вспыхнула ослепительно, будто молния перед грозой – река Смородина, Калинов мост…     
«Я… умерла?»
- Нет, твоя смерть мне не нужна, - в женском, очень знакомом голосе, донёсшемся с того берега, послышалась лёгкая усмешка и тотчас исчезла. Из мягкой, пепельно-серой дымки, отгораживавшей Кощное Владение от непрошеных глаз, неслышно появилась высокая тонкая девушка в чёрном платье, отороченном серебряной строчкой по горловине, рукавам и подолу. Плавно повела рукой и, оказавшись рядом с Марой, сверкнула синими глазами:
- Довольно ли хороша? Смотри внимательней – когда ещё себя увидишь…
- Себя? – переспросила совершенно сбитая с толку княжна.
- Почему бы не порадовать тёзку, - Марена негромко рассмеялась, - отплатить за подарок. Нечасто мне жизнь достается.
- Но зачем я тебе, Мать Мёртвых? – замирая от собственной дерзости, задала вопрос Мара.
- Дай руку, - синева глаз Марены неуловимо сменилась бездонной, как воды Смородины, тьмой. Обжёгшие холодом пальцы легли на запястье Мары, стиснули с неженской силой, впечатываясь в кожу, - Мара молода, мёртвая вода… - голос богини слабел с каждым словом, и едва угас последний звук, на княжну вновь обрушилась тьма.

Знакомый запах цветов и влажной земли, – вернули туда, откуда взяли! – смешался с морозной свежестью. От макушки до пят пробежала колкая дрожь, словно Мара отсидела всё тело разом: душа заново осваивалась в оболочке из плоти и костей. Девушка машинально коснулась запястья – прикосновение Марены чувствовалось до сих пор – и, не найдя ничего на ощупь, негромко позвала, протягивая руку:
- Неждан Владимирович, посмотрите, пожалуйста, что там.
На тонкой коже отчётливо, будто нарисованные тушью, проступили две параллельных волнистых полосы - знак мёртвой воды, метка Хозяйки Нави.

Отредактировано Мара Галицкая (2017-05-08 11:56:31)

0


Вы здесь » Китеж(град): Подводный город » Самое сложное время - настоящее » У нас товар, у вас купец…


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC