Сухарева башня в Москве была построена родом Брюсов (Явь). Но когда большевики варварски снесли древнюю башню, жители Китежа запечатали и врата навечно. Последний хранитель врат храбро сражался, но был убит красными. Так рассказывают на уроках истории. В секторе Явь замечена подозрительная активность у старых врат. Род Брюсов с тех пор присматривал за своими вратами чисто формально. Чары, что держат врата, очень мощны, их накладывали все князья разом. Но вот, странная активность, что-то рвется в город из Белокаменной. На место вызван Навий корпус, это их юрисдикция. Но дело чересчур необычно. Это сектор Яви, и отбиться от ребят из Явьей рати непросто. В государстве кризис, и Правь не доверяет темным больше обычного, стремясь проконтролировать действия конкурентов на место является и дружина Правь. И тут то ворота и начинают рябить и активность зашкаливает. Все обвиняют друг друга и, кажется, идея прийти к запечатанным вратам в таком количестве была так себе.

КотПелагеяМирославаСоня

Авторский мир, все права защищены.
Все совпадения с реальными историческими событиями не случайны
Система игры - эпизодическая
Время в игре - декабрь 2016
(4791 по местному исчислению)
Дата открытия форума - 07.01.2017

Сегодня всё должно было решиться. Сегодня последний день моей жизни –именно сегодня я должен умереть. На протяжении всего времени, я шептал себе «Это всего лишь реабилитация, ничего больше», я так надеялся, что пройдут две недели, и я окажусь на свободе . Но уже прошло два месяца, а вид за моим окном все такой же, на моих окнах все те же решетки.Читать дальше
гостевая книгасюжетправилазанятые внешностиперсонажиакцииЧаВо

Китеж(град): Подводный город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пальцы в грифеле

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s8.uploads.ru/TXz7s.png

Пальцы в грифеле
Злата, Мирослава

декабрь 2016, полдень; городской парк.

когда творчество сближает.

+2

2

Снег тонким слоем укрыл деревья, землю, все поверхности. Белый, тонкий, от чего ветки казались затянутыми кружевами. Так и манили взять в руки грифель, нанести четкими штрихами рисунок на бумагу, вырисовывая нечто особенное и прекрасное. Настроение рисовать приходило не часто, но в этот день оно проснулось вместе со Златой. Благо, располагало и время, и возможности. Она натянула джинсы, свитер и теплую безрукавку, сунула в папку листы, прихватила пенал с грифелями и термос с чаем и поспешила туда, где сплеталась зима с природой.
Солнце было ярким, отбивалось бликами в снежинках, но ничего не таяло, не портило минутной красоты, от которой захватывало дух. Городской парк пустовал в это время – дети были в школе, родители на работе, редкие собачники выгуливали собак, хотя для них это было поздно. Злата устроилась на лавочке, плеснув немного чая в чашку. Он смаковал корицей и яблоком, чьи кусочки плавали в темной жидкости. И наслаждалась таким безоблачным днем, отдыхая от всех проблем. Первый выходной за две недели, растянувшихся в нечто одно, невнятное и бесконечное. Злата любила – обожала – свою работу, то, что она ей дарила, возню с оранжереей, которая уже была не только детищем Неждана, но и ее тоже. Но в некоторые моменты начинала уставать, стремясь переключиться на что-то другое, как сейчас.

Какое-то время женщина наблюдала за резвящимися щенками, чей хозяин пару раз пытался подмигнуть ей, но отделалась лишь улыбкой, потянувшись к папке. Лист был белым, нетронутым, чистым. Грифель оттенял эту белизну еще сильнее. Рука замерла на несколько секунд в нерешительности, не рискуя касаться девственности холста. Но все-таки первая линия легла на полотно, погружая Злату в рисунок.
Она всегда больше любила рисовать живых существ. В них было нечто особенное, в движении, в осмысленности, во взгляде и улыбке. Ей было интересно, как под грифелем все оживало, как настоящими становились черты, как просвечивал каждый волос, радужка глаз, пусть и оставаясь черно-белым цветом. Злата и сама не замечала, как начинала улыбаться, увлекаясь моментом, и вот уже на полотне появился милый щенок в схематичном окружении заснеженных деревьев. Еще один рисунок в коллекцию, призванный разнообразить то, чем были завешены стены ее комнаты…

…порыв ветра был резким и неожиданным. Он сбил с веток снег, упавший на скамейку, светлые волосы самой Златы, за шиворот. Подхватил не завязанный шарф, подбросив его в воздух.
- Эй! – Только и выдохнула Вяземская, захлопывая папку, чтобы удержать рисунок. – Шарф!
Но тому хоть бы что. Ветру явно нравилось играть полосатым разноцветным шарфом. А Злате явно не хотелось его упускать, она любила подобные вещи. Молодая женщина побежала следом, за ней ринулись щенки, один из которых послужил невольной моделью. Погоня за шарфом сопровождалась лаем и смехом, Вяземская раскраснелась, запыхалась, в очередном прыжке попыталась поймать шарф, но тот не дался. Увидев в конце дорожки женскую фигуру, она крикнула:
- Ловите беглеца!

+1

3

Накидывая на шею шарф, Мирославе хочется удавиться ним же, но она лишь на пару секунд задерживает  руки на концах шарфа, затягивая чуть сильнее и отпускает. Зачем ей шарф Сварогова и  сама не знает, ведь с её температурой тело можно топить айсберги, но Киеслава не отпускает Миру из дома без него.   Она улыбается и, мазнув по щеке Кии небрежным поцелуем, уходит из квартиры, прихватив с собой под мышкой свой обычный альбом для рисования.
   На улице так свежо, тонкий слой снега блестит под лучами Китежградского солнца, а легкий ветер с ненавязчивыми снежинками окутывает прохожих и Миру с ног до головы, заставляя мысли разлаживаться в голове по полочкам. Слава прикрывает глаза, чувствую, как на лице тают те самые снежинки. Девушка понимает, что ей нужно отвлечься, поэтому решает направиться в  городской парк.
   Встав с поезда недалеко от парка, Мира буквально несётся в сам парк, но недалеко от него, у продовольственного магазина замирает   и заходит внутрь. Обычный магазин, которых в Китеже пруд пруди. Мира замечает вывеску о горячих напитках и, наверное, это должно было её заинтересовать, но она лишь улыбается и направляется к холодильнику с мороженным. Есть мороженное в зимнее время было для девушки любимым занятием всю её жизнь, - особенно тот период её жизни, когда она жила в не волшебном мире – девушке нравились вытянутые лица людей, и их  готовность крутить указательным пальцем у виска, которые не понимали, как можно идти в такой холод и есть мороженное.  Ну,  с ней же ничего не случится, ведь даже если не думать, что Мира волколак, то в Китеже  не так холодно как на верху – даже зимой чувствовалось то тепло, что было заколдованно в купол. Мирослава долго не может определиться со сладостью – её глаза разбегались каждые несколько секунд, а руки хватали то одно, то другое мороженное.   
   Наконец, Сварогова определилась, и заплатив за своё крем брюле  вышла из магазина. Яркий свет ударил в глаза,  Мира ненадолго прищурилась – яркий свет всегда немного раздражал Миру, - а после распаковала долгожданную сладость, облизала внутреннюю часть обвертки и уничтожила ее, сжав в руке.  Слава  укусила мороженное, улыбнулась и зашагала к парку, потому что если не улыбаться, то жизнь будет казаться еще хуже . Улыбка не сползала с её лица, и она так искренне улыбалась редким и случайным прохожим, и никто не поймет что её что-то гложет, и лишь Мира знает, что эта её мягкая преданная улыбка – хранит какую-то тайну, страшную и непостижимую.
   Мирослава наслаждалась прогулкой, проходила мимо заснеженных деревьев и кустов, любовалась и пыталась найти что-то особенное. Нет, парк сам был великолепен и красив, а ещё тут было больше снег чем в городе – те кто зачаровывали купол над городом постарались на славу – просто девушка хотела увидеть что-то что зацепило бы её больше всего.  Но  если честно признаться, то она и не думала сегодня рисовать и просто наслаждалась прогулкой. Неожиданно  за спиной послышался смех и собачий лай, после сразу же до Миры донёсся женский голос: «- Ловите беглеца!». Сварогова обернулась, уж больно ей было интересно кого нужно ловить и зачем, как неожиданно в её лицо врезалось нечто  полосатое и разноцветное. От неожиданности Слава споткнулась об свои же ноги и взмахнув руками, попытаюсь удержать равновесие и тут же роняя альбом, повалилась в право – прямо в сугроб.
   «Наверное,  я самый неуклюжий волколак в мире!»  - думает девушка всё ещё лежа в сугробе и даже не думает вставать, ей в этом милом сугробе очень удобно. Но тут кто-то начинает трепать её штанину и Мирослава привстав, убирает  с левого глаза шарф и видит коварного щенка. – Эй, я ведь так хорошо отдыхала в этом прекрасном сугробе!
Щенок насмешливо гавкает и отбегает в сторону, Мира хочет упасть обратно в сугроб и накрыться вкусно пахнущим шарфом (почему бы и нет), но  тут же вспоминает, что шарф не её и поднимает голову на хозяйку шарфа, стягивая тот с лица правой рукой.- Ой…
Слава неловко улыбается и  быстро облокотившись на левую руку присаживается на корточки, чтобы поднять свой альбом, и только потом встаёт.- Вот, держите вашего коварного беглеца! Но прошу осторожней, а то вдруг он шарф – убийца, вы ведь видели, как он хотел меня задушить!
   Мирослава притворно выпучивает глаза от ужаса и прижимает руку к груди, а потом смеётся.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC