Сухарева башня в Москве была построена родом Брюсов (Явь). Но когда большевики варварски снесли древнюю башню, жители Китежа запечатали и врата навечно. Последний хранитель врат храбро сражался, но был убит красными. Так рассказывают на уроках истории. В секторе Явь замечена подозрительная активность у старых врат. Род Брюсов с тех пор присматривал за своими вратами чисто формально. Чары, что держат врата, очень мощны, их накладывали все князья разом. Но вот, странная активность, что-то рвется в город из Белокаменной. На место вызван Навий корпус, это их юрисдикция. Но дело чересчур необычно. Это сектор Яви, и отбиться от ребят из Явьей рати непросто. В государстве кризис, и Правь не доверяет темным больше обычного, стремясь проконтролировать действия конкурентов на место является и дружина Правь. И тут то ворота и начинают рябить и активность зашкаливает. Все обвиняют друг друга и, кажется, идея прийти к запечатанным вратам в таком количестве была так себе.

КотПелагеяМирославаСоня

Авторский мир, все права защищены.
Все совпадения с реальными историческими событиями не случайны
Система игры - эпизодическая
Время в игре - декабрь 2016
(4791 по местному исчислению)
Дата открытия форума - 07.01.2017

Сегодня всё должно было решиться. Сегодня последний день моей жизни –именно сегодня я должен умереть. На протяжении всего времени, я шептал себе «Это всего лишь реабилитация, ничего больше», я так надеялся, что пройдут две недели, и я окажусь на свободе . Но уже прошло два месяца, а вид за моим окном все такой же, на моих окнах все те же решетки.Читать дальше
гостевая книгасюжетправилазанятые внешностиперсонажиакцииЧаВо

Китеж(град): Подводный город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Китеж(град): Подводный город » Время жить и время умирать » Призраки Сухаревой башни ч2


Призраки Сухаревой башни ч2

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Код:
<!--HTML--><link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Fjalla+One|Montserrat' rel='stylesheet' type='text/css'><style>#thread18 {width: 500px;} .thread18in {background-color: #fff;} .thread18in img {width: 480px; border: 10px solid #32405b;} .thread18t {padding: 80px 50px 50px 50px; background-color: #32405b; color: #fff; font-family: fjalla one; font-size: 45px; letter-spacing: 10px; text-transform: uppercase;} .thread18t sub {display: block; letter-spacing: 0px; text-align: right; font-size: 8px; font-family: montserrat; margin-top: 25px; margin-right: 30px;} .thread18w {font-family: tahoma; color: #222; text-align: justify; line-height: 95%; font-size: 10px; border-left: 50px solid #222; border-right: 50px solid #222; padding: 30px;} .thread18w b {color: #32405b;} .thread18w i {color: #32405b;}</style><center><div id="thread18"><div class="thread18in"><div class="thread18t">

City sleeps in flames

<sub>

Hello from the other side

</sub></div><div class="thread18w">


<p>После разрыва реальности у ворот Сухаревой башни в эпицентре выжило лишь двое, из трех некромантов. Оба они доставлены в специальную палату в больнице им. Полоцкого. Несмотря на то что лекарь Вяземская не имеет к медицине катастроф никакого отношения, она пытается прорваться в палату, где лежит Распутина, которая ей как сестра. Доступ запрещен, мотивируется тем, что нав Хладовец занимает довольно высокий пост, и на него опасаются покушений. В то же время о попадании в больницу своей невесты узнает Константин Меньшиков. Пользуясь правом истинного целителя молодой член братства Смотрящих также пытается проникнуть в палату некромантов. <br>
<br>
<br>

Очередность:<br><br>
Константин Меньшиков, Злата Вяземская, Дмитрий Брюс, Святослав Державин, Пелагея Распутина, Ольгерд Хладовец. 


</div>




<img src="http://sf.uploads.ru/wyWYV.gif" />



</div></div><div style="width: 500px; font-family: arial; text-align: right; text-transform: uppercase; font-size: 7px;"></div></center>

+1

2

Меньшиков всегда находился в трудных отношения с законами, обычаями, порядками и правилами, что руководят волшебным обществом. Обычно, княжич просто увиливал от исполнения ряда предписаний, или же делал вид, что таковых просто не существует. На мелкие прегрешение общество благосклонно закрывало глаза, - помятуя о достаточно редком даре парня, - на более крупные выражало ноту протеста, путем наложения санкций: иногда его просто не выпускали из Китежа, прекрасно зная, что именно арест в пределах города будет самым тяжелым наказанием.
И все же. Противоречие между мировоззрением Меньшикова и установленными порядками обычно было мелким и незаметным. Сейчас же нав всерьез раздумывал о том, как дорого ему придется заплатить за прямое нарушение приказа и запрета.
В том, что Распутина сумасшедшая он не сомневался никогда, - он достаточно хорошо ее знает; В том, что Распутиной хватит дурости и упрямства влезть в самое болото, - тоже; Как не сомневался и в том, что при всем при этом гордость не позволит ей принять правильное решение об отступлении. Руспутина, Распутина. Глупая девчонка. Вечно заставляет его нервничать.
Естественно на очередной миссии, - и прямо скажем весьма неприятной, - его невеста, не изменяя самой себе, влезла в самое пекло. И поплатилась за это, впервые за всю свою магическую практику оказавшись в больнице. Обычно во время операций Распутина ран не получала,  разве что в самом начале, а если они вдруг случались, то ими занимался сам Кот, не доверяя невесту никому.
А теперь, когда случилось что-то действительно серьезное, его просто не пускают к ней в палату. Разум и логическая составляющая, каким-то образом избежавшая пагубного воздействия нахлынувших чувств [ паники, волнения. злости, тревоги], подсказывают, что все так и должно быть: некромант в отключке это смертный приговор для целителя. Дар у некромантов весьма нестабильный и если убрать ментальную составляющую, - то есть отключить сознания чародея, - совершенно не подконтролен и бьет по любому живому объекту в радиусе. А если объект еще и обладает даром противоположной полярности, то... В общем, все очень грустно. Так что причину, по которой два сурового вида нава, дежурившие у дверей в палату княгини, не пускали к ней одного очень настырного целителя, была вполне понятна: было бы очень грустно потерять отличного целителя по глупости.
Одного из охранников Кот даже знал. Пожилой уже нав, с отчетливой сединой на висках, суровым лицом и тремя шрамами на щеке, образующими треугольник. Этот человек частенько бывал в их доме, когда Меньшиков был маленьким.  Орловский, кажется, имени, увы, не вспомнить. Когда-то он был подчиненным отца, его правой рукой, и обсуждения рабочих моментов частенько проходили в совершенно не рабочей атмосфере: в поместье Меньшиковых, в кабинете отца, за бокалом хорошего вина и парой трубок с ароматным табаком. Маленького Кота непременно выгоняли из кабинета в такие моменты, но любопытство позволяло найти обходные пути, чтобы сунуть свой нос во взрослые дела.
- Послушайте, княжич Меньшиков, это опасно для вас! - навы вообще славятся своей выдержкой, рассудительностью и беспристрастием. Но Кот обладает магическим свойством бесить почти всех, - своим упрямством, например, - и невозмутимый сотрудник силового подразделения уже близок к точке кипения. о чем можно судить по повышенным тонам и упрямо сжатым кулакам( так и тянет врезать, да?).
- Нет, это вы послушайте, уважаемый, - Меньшиков приторно вежлив, подчеркнуто спокоен и сдержан. Даже улыбается, будто не ведет жаркий спор, а ведет светскую беседу о погоде. Кот точно знает, что это бесит людей еще сильнее и умело этим пользуется, выводя оппонента из состояния равновесия.  - Вы не можете запретить мне посещения. И не имеете права не пропускать внутрь. Как целитель я имею право на доступ в палату больного.
- При всем уважении, - звучит это совершенно без уважения и так, словно Меньшикова только что отправили по известному трехбуквенному адресу. - я не могу пропустить вас. Княжна без сознания и не способна контролировать свой дар. Она вас убьет.То, что она способна его прибить и в обычном состоянии Константин решает не уточнять, ни к чему посторонним знать особенности взаимоотношений будущих супругов. А вот в том, что невеста без сознания целитель очень сильно не уверен. Точнее, он полностью уверен в обратном. Так же как и в том, что в палату его не пускают не по этой причине уже полчаса как.

+4

3

- Черт…
Со стола в который раз полетели листы, перья, заколки для волос, раскатились по полу и замерли, заставляя Злату психануть. Воздух был напоен каким-то идиотским предчувствием неприятностей, но откуда оно могли прийти, молодая женщина не понимала.
- Вяземская, если у тебя руки крюки, то это очень плохо, - язвительный комментарий из-за спины заставил закусить губу, чтобы не было желания тут же дать отповедь. Иногда Горина хотелось убить чем-нибудь тяжелым, а лучше наслать на него проклятие, чтобы помучился подольше. Все, что смогла сделать сейчас Злата, это подняться из-за стола и направиться к выходу из дежурки, напоследок все-таки заявив:
- Идите к черту, лекарь Горин.
Вот так, не умаляя субординации, но все-таки послала, после чего тихо прикрыла дверь.

Заесть поганое предчувствие тоже не вышло. По пути в буфет, наконец, больница разразилась новостями, отнюдь не радостными. Вяземская слушала избирательно, фильтруя, но упоминание Распутиных действовало магическим образом, как и всегда. Она тут же насторожилась, впитывая крохи информации, как губка.
Она была какой-то разреженной и непонятной. Точно удалось понять лишь то, что княжну доставили сейчас в больницу, в отдельную палату для некромантов. Много княжен-некромантов? Вот и Злата знала – не много. И этого было достаточно, чтобы развернуться и помчаться в нужном направлении, на нужный этаж. Совсем не ее отделение, но сейчас это мало волновало Злату. В конце концов, она просто хотела убедиться, что Пелагея жива и ей ничего не грозит. Но преградой стали два стража у дверей и пререкающийся с ними молодой человек, в котором был опознан Меньшиков. Константин.
В первый момент Вяземская даже успела пожалеть, что ей нечем манипулировать, ну вроде «я родственница!». Родственницей по крови она, конечно, была, да вот формально совсем нет. С Распутиными все вообще было сложно. С Нежданом отношения отец-дочь так и не вышли на должный уровень, но никто и не стремился к этому. Злата подозревала, что все ее опекун знает и понимает, но оба не вели задушевных бесед на эту тему, так как то положение вещей, которое имело место быть, устраивало обоих целиком и полностью.  Для нее вообще самым большим страхом в жизни была мысль, что ее могут признать Распутиной. На кой черт ей оно надо, когда у нее есть главное – Неждан? И не в качестве отца. С его племянницами Злата наладила отношения на уровне где-то больше, чем подружка, но не совсем сестра, что тоже всех устраивало. А вот старшее поколение Злата как-то обходила стороной, не пытаясь даже приблизиться.

Одного взгляда на двух навов было достаточно, чтобы понять – не то что не пропустят, но еще и вышибут куда-нибудь. Тем не менее, в арсенале лекаря была пара фокусов, которыми та собиралась воспользоваться. Для начала, правда, надо было отвести в сторону Меньшикова – может, он знал больше? Эта палата наводила на мысль о том, что произошло что-то такое, что могло навредить Пелагее. Некромант без сознания не просто опасный элемент, зачастую – смертельно опасный. Совать голову в омут неприятностей совсем не хотелось. Голова была дорога, как память о том, что она есть, и Вяземская умеет ею пользоваться. Так, ладно…
Она шагнула, попадая в поле зрения навов.
- Прошу прощения… искатель Меньшиков, давайте отойдем в сторону, я вам все объясню.
Женщина вела себя так, будто тут ей самое место. И отделение ее, и ей сюда можно. Своей уверенностью она не вызывала сомнений у стражей, да и пока не ломилась внутрь, те в общем-то не возражали. Наоборот, явно испытали облегчение, что Меньшикова уведут.
Отвела его Злата недалеко, оставшись в поле зрения навов. По ее расчетам, те должны были устать от ожидания подвоха и расслабиться со временем. А пока Вяземскую мучили странные предположения. В те краткие минуты, что она провела рядом с дверью, ей показалось, что в палате кто-то передвигался, что-то делал. Интересно. Если пациенты без сознания, то там никто не должен находиться, но кто-то находиться? А если они в сознании, то с чего такие меры предосторожности? Пришли в себя? Да тут бы уже примчались лекари.

- Вы знаете, что произошло? – Тихо спросила Злата. – Что послужило причиной срыва Пелагеи, если таковой имел место быть?
Меньшикова Злата знала в общем и целом, но близкого знакомства не водила, а потому не пыталась сейчас панибратски называть «Костенькой», поддерживая вполне профессиональный тон. Но вот его присутствию одним из первых у дверей палаты совсем не была удивлена. Жених ведь.
- Мне показалось, что в палате не все так просто, и уж совсем не без сознания находятся пациенты, - честно призналась она. – И если так, то зачем стражи врут?

Отредактировано Злата Вяземская (2017-02-13 20:52:54)

+2

4

Работа "в поле" оказалась не настолько занимательной, как представлял себе Святослав. Возможно и было бы больше пользы, если бы хоть кто-то изначально знал, с чем они сражаются. А после того, как его накрыло предчувствием и он пытался сказать об этом Ольгерду, тот отправил его в ритме вальса подальше от поля боя, что было одновременно и обидно, и вполне логично. Державину хватало работы в тылу, многим требовалась помощь, поэтому самой атаки он не видел, но даже на большом расстоянии чувствовал. И чудом сейчас не валялся где-то в канаве в бессознательном состоянии. Чего нельзя было сказать о его командире. Может это и бред и кто-нибудь обязательно скажет, что такого быть не могло, но Святослав почувствовал, что Ольгерду плохо. Сработало какое-то внутреннее чутьё и он почти сразу же начал выяснять, что там творилось в эпицентре. Но ответа добиться удалось не сразу. И как только выяснил, что Распутина и Хладовец доставлены в больницу, помчался туда, игнорируя предупреждения.
Остановить его мог только Ольгерд, но сейчас, кажется, не мог и он. Державин не помнил как добрался до больницы им. Полоцкого. Это было место его первой работы, и о нём было много смешанных воспоминаний, но сейчас все они отходили на второй план. Медику нужно было знать живы ли некроманты. Да, может он немножко превышал свои полномочия, прорываясь к палате нава Хладовца, но об этом они поговорят позже, когда окажется, что все живы. 
Помня расположение отделений, Слава прямиком отправился в то крыло, где были специальные палаты для некромантов. Он старался гнать от себя мрачные мысли, но эти стены давили на него, не давая возможности сконцентрироваться. Когда-то, целую вечность назад, именно здесь он впервые увидел Ольгерда, не зная ещё тогда, что судьба их сведёт снова, и снова... Он хотел почувствовать присутствие командира, но ничего не ощущал. Да и не удивительно, ведь палаты для некромантов были защищены многими заклинаниями, оберегающих не сколько самих пострадавших, как окружающих от негативного влияния их необузданной энергии. Смертельной для него. Державин очень старался не забыть об этом.
Вокруг было на удивление тихо, учитывая то, что пострадавших было довольно много, но их всех разместили на других этажах, а может даже в другом корпусе, благо, больница вмещала достаточное количество больных.
Медик появился у нужной палаты именно в тот момент, когда охранники поясняли незнакомцу, пытавшемуся прорваться внутрь, что княжна без сознания. Значит, она выжила. От сердца отлегло, но Слава всё же хотел узнать и судьбу Ольгерда.
К палате подошла женщина, показавшаяся Державину смутно знакомой. Он либо видел её много лет назад, либо знал её мать. Хотя сейчас это было не важно. Важнее было то, что она назвала незнакомца искателем Меньшиковым, а в городе было не так много Меньшиковых, чтоб не догадаться, кто перед ним. Оказалось, что тот ещё был и целителем, поэтому неудивительно, что в палату его не пускали. Слава ещё решался на то, чтобы хоть что-то предпринять, как те двое сами отошли от охраны. Нужно было хотя бы подойти и спросить. Просто спросить. Не делать глупостей. А руки так и чесались сотворить что-нибудь непоправимое, что сильно отрицали инстинкты самосохранения. Ломиться в палату к некроманту, а то и к двум - это было апогеем глупости.
Устало потерев лицо руками, Слава почувствовал на нём отросшую щетину. Кажется, он снова забыл о бритве. Периодически он превращался в бомжеватого вида сотрудника, чаще всего, когда было адски много работы. Не став отвлекать посетителей, Державин шагнул к охранникам.
- Я могу узнать о состоянии нава Хладовца? - в лоб спросил он у мужчины со шрамом.
Святослава уже успели запомнить в корпусе, поэтому его узнали, что было совсем не на руку, потому что охранник сразу же покачал головой и перегородил путь.
- Нав Хладовец, как и княжна, без сознания. И я знаю, Святослав Владимирович, что вы находитесь в непосредственном подчинении, но посещение палаты будет смертельно для вас.
Зачем говорить то, что медик и так прекрасно знал? А вот охранник был не особо рад повторять второй раз одно и то же.
Ещё пару секунд решаясь на глупости, Слава всё же отступил и сделал несколько шагов в сторону шептавшихся в стороне посетителей.
- Добрый день, - чуть склонил он голову. - Хотя какой он добрый. Святослав Державин.
Его китель и белая тесьма говорили сами за себя, поэтому он не посчитал нужным уточнять должность.
- Если вы планируете диверсию, я готов поучаствовать, - едва заметно улыбнулся он. - Не убьют же они нас всех сразу.

+3

5

Яркая вспышка, тянущая боль в затылке, темнота, нет пульса, нет дыхания, это длится целую вечность, пока вихрь бушующий в груди не вырывается, собирая кровавую дань. Пелагея делает глубокий вздох и сердце снова стучит, по венам снова течет кровь, пульсируют артерии, и жизнь возвращается в тело. Но мозг пока этого не понимает.

Кулон на ее шее светиться очень ярко, сигнализируя о том, что всем стоит отойти от некроманта, потеря сознания. Но всего этого Распутина не знает, все это происходит где-то вдалеке. она это чувствует. Тот вихрь, спасающий ей жизнь и забирающий чужие - и есть Пелагея. Сплошной сгусток тьмы, чистая Навь.
***

Голова ноет немилосердно, на любую попытку ею пошевелить - отдает мерзостной болью. Гея оглядывается по сторонам. Темные плиты стен, которые слегка давили на ту черную точку в груди, что звалась "даром" некроманта. Это не объяснить словами. Это как паника, существующая на задорках сознания. Так рыжая начинает понимать где она. На это указывает явно казенная койка, эти стены и больничная пижама, вместо формы, в которой она отправлялась на задание.

Есть такие дороги - назад не ведут. Гея, внезапно, с острым ужасом поняла, что то, что она лежит здесь - значит, что она была без сознания. А дар в душе пульсировал и рвался наружу, как происходило, когда некромант забирал остатки силы с умершего. И хоть  княжна делал это всего пару раз в жизни, но знала это ощущение. Его не забудешь, ни с чем не перепутаешь. Эйфория. Но она глушилась паникой. Одно дело - осознанно забирать жизнь, вернее ее остаток, чтобы не получались зомби, другое дело - терять сознание на поле боя. Там были союзники, там был ее отец. Она кого-то убила. Приподнимаясь на кровати, девушка это поняла очень отчетливо. Слишком сильно было это ощущение радостной пульсации. Паника умноженная на восторг. Паника мозга, восторг души, совершенно сумасшедший коктейль.

Гея, несотря на ноющую боль, опускает босые ноги на холодную плитку. Благо, она не была прикована к постели, и в тонких, ели видных синих дорожках вен ничего не торчало. Да, капельницы ставили и в Китежграде. Не все решает магия. Не полозет целитель к некроманту. Свет и тьма, жизнь и смерть. Распутина с горечью хмыкнула, вспоминая Меньшикова. как она посмотрит другу в глаза. Кот, я убила людей... - так что ли? И что он ей скажет? Это все было слишком горько. Шаг, второй, третий, колени подкашиваются, и сбивая в кровь колени княжна падает. Морщась от боли, девушка смахивает капельки крови с разбитых коленок, тупо пялясь на кровь. Красное, среди черного покрытия стен и белого цвета пижамы, кровати и белья. Смотрится странно и пугающе неестственно. Но с упорством бронепоезда, Гея доползает до стенки, лишь больше раня уже сбитые ссадины. Он встает, опираясь на стенку, и снаружи слышит смутно знакомые голоса. Но ведь Кот был где-то в средней полосе по заданию братства. это не мог быть он. В голос Златки, рыжая верила больше. Она работала в больнице. А вот голос Святослава, медика Обрекающих на жизнь Гея сейчас была влюблена. Это было огромное облегчение, знать, что выжил кто-то из "своих". Пошатываясь, и все еще опираясь на стену, девушка подходит к двери. Дергает за ручку. Заперто. Дергает несколько раз. Проводит рукой, заплетая простенькое отпирающее заклятие, еще в школе открывавшее наглой девице много способов напакостить ближнему. Но ничего. Чары, очевидно сильнее простеньких детских фокусов. А на большее сил не оставалось. К тому же, чертовы экраны сильно подавляли способность колдовать. И тогда Гея с силой ударяет по двери. Так, что она мелко подрагивает. Это чтобы привелчь внимание
Откройте!!!! Помогите! - максимально громко кричит нав Распутина. Хватаясь за стену потому что сил у нее куда меньше, чем вначале показалось. Ноги подгибаются, и ухватившись за стенку, княжна просто сползает в уголок у двери, держась за сознание как за самое драгоценное.

+1


Вы здесь » Китеж(град): Подводный город » Время жить и время умирать » Призраки Сухаревой башни ч2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC